15 июня, 2017

Достоинство как христианская догма

Достоинство человека – понятие не самое очевидное. Вот понятие собственности есть в любом обществе, брак тоже известен всем, а достоинство человека как такового – вещь относительно новая. До сих пор есть общества, где невозможно говорить о достоинстве человека. В прошлые века, например, в Риме было известно достоинство свободного гражданина, который занимается какой-то общественной деятельностью. Было известно достоинство высших каст в Индии. Но что такое вообще достоинство человека? И почему получается так, что в одном обществе оно есть, а в другом обществе о нем даже странно говорить? Возможно, лет через 300 или 400 будут говорить о достоинстве домашних животных. Но сейчас мы о нем совершенно не думаем, хотя многие из нас любят животных, держат их дома.

достоинство человека alter idea

Можно сравнить два общества с одной и той же историей и культурой. Есть две Кореи – Северная и Южная. В одной из них достоинство человека не значит практически ничего, в другой значит всё больше и больше, хотя 50–60 лет назад это были две очень похожие военные диктатуры, только с немножко различающейся идеологией. Отчего так получается? Можно предположить, что оттого, что в Северной Корее победил коммунизм, но при точно таких же обстоятельствах он победил в Восточной Европе – в Польше, в Чехословакии, в Румынии. Но почему-то в конце 80-х – начале 90-х годов в Восточной Европе – кроме Румынии, конечно – общество достаточно мирно реформировалось, и основным лозунгом было как раз достоинство человека. А в Северной Корее, боюсь, даже при каких-то очень серьезных политических переменах это понятие не станет популярным. И в тоже время оно популярно в Южной Корее и становится всё более значимым. Почему так?


Я предложу свое простое объяснение. Южная Корея – это, пожалуй, единственная в мире страна, где мирным путём всё больше места занимает христианская традиция, христианская вера. И многими гражданами христианство уже считается основной, или, во всяком случае, второй религией.
В Восточной Европе христианская традиция насчитывает много веков. И если мы посмотрим на карту мира, то увидим, что страны, в которых понятие достоинства действительно значимо, в которых оно является определяющим, это страны именно с христианской традицией. Нельзя сказать, что страны с конфуцианской, с буддистской традицией примитивны или слабо развиты. Известно, что культура, например, Китая очень древняя, но достоинство в ней совершенно не главное. Культура Китая обращает большое внимание на общество, на идеальное его построение, на положение человека в обществе. И очевидно, что Корея, принадлежащая к этому конфуцианско-буддистскому миру, во многом находится в той же парадигме.
О «самоочевидной истине»
Ловить рыбу в текучей воде
«Избавьтесь от прежней сущности»
x
Можно сказать, что кроме христианства у западной цивилизации есть еще и античные корни. Однако в греко-римской античности достоинством обладали далеко не все. И я хотел бы поговорить о библейских истоках понятия «достоинство человека». Не буду утверждать, что в Библии содержится Декларация прав человека. Но я утверждаю, что без Библии ее бы не было.
Мы периодически слышим, что для христианства человек абсолютно ничего не значит, что для него значима Церковь, империя, государство. Но это неправда. Эти искажения привносятся с определенными политическими целями, поэтому обращать внимание на них не стоит.
Декларация прав человека, принятая в 1948 году Генеральной Ассамблеей ООН, начинается со слов «достоинство»: «признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи… является основой свободы, справедливости и всеобщего мира». И вторым пунктом своей преамбулы Декларация указывает на опыт Второй мировой войны: «пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества». Идеологии, отрицавшие достоинство, прежде всего, нацизм, привели к бесчисленным бедствиям. И в 1948 году это очень хорошо работало, потому что, во-первых, победитель всегда имеет право диктовать, а во-вторых, после таких жертв ни у кого не возникало вопросов, почему же мы хотим предотвратить повторения, и почему мы хотим поставить какой-то заслон подобным идеологиям на будущее. Сегодня мы видим, что риторика, основанная на победе во Второй мировой войне, уже не работает.

Надо еще обратить внимание, что первая статья Декларации прав человека начинается со слов «все люди» (all human beings/ Tous les êtres humains). И это новшество для подобной декларации. Конечно, Всеобщая декларация прав человека опирается на французскую Декларацию прав человека и гражданина конца 18 века, которая дает другое обоснование понятию достоинства. Она утверждает, что «представители французского народа» устанавливают эту декларацию. То есть учитываются представители только одного народа. Здесь есть ссылка на нечто высшее: «Национальное собрание признает и провозглашает перед лицом и под покровительством Верховного существа следующие права человека и гражданина». Непонятно, зачем здесь это верховное существо, некий реликт, оставшийся от христианской традиции.
Заодно в первой статье Декларации упоминается les hommes, что вообще-то можно перевести как «мужчина». Относится ли это к женщинам? Относится ли к рабам во французских колониях, ведь французская республика, принявшая эту Декларацию, вела колониальную войну на Гаити. То есть эта Декларация не является всеобщей.
Французская Декларация прав человека и гражданина, утвержденная в 1789 году, в свою очередь опирается на Декларацию независимости США 1776 года, которая исходит «из той самоочевидной истины, что все люди (all men) созданы равными и наделены их Творцом равными неотчуждаемыми правами». Разве это было самоочевидной истиной в конце 18 века?

декларация независимости США alter idea

Откуда взялось, что все люди равны и наделены правами? В южных штатах в тот момент процветало рабство, и его никто всерьёз не оспаривал. Одни рождаются мужчинами – другие женщинами, одни черными – другие белыми, одни богатыми – другие бедными, равные права всех людей совсем не самоочевидны. Но эта Декларация упоминает одну вещь: они созданы равными и наделены Творцом определенными правами. Именно это могло быть самоочевидно для того американца, который в условиях того времени ходил всё детство в воскресную школу и учил всё это наизусть.

Оказывается, Декларация независимости ссылается ни на что иное, как на творение человека как на единственный источник этого понятия.
В 16 веке в Германии была крестьянская война. Крестьянских войн в истории было много, любая крестьянская война достаточно жестокая и опирается на желание крестьян, чтобы их не притесняли, чтобы им дали права, которые, по их мнению, у них отняли, чтобы их не считали людьми низшего сорта. Крестьянская война в Германии не исключение. Но она впервые среди всех крестьянских восстаний провозглашает некую идеологию в документе, который называется «Двенадцать статей». Она прописывает очень четко, почему собственно крестьяне восстают против крепостного права:
«было в обычае считать нас “собственными людьми”, что жалости подобно, принимая во внимание, что Христос пролитием своей драгоценной крови освободил и искупил нас всех как пастуха, так и самого высокого, не исключая никого… Мы не сомневаемся, – обращаются они к дворянам, – что вы, как истинные и подлинные христиане, отпустите нас из вечной крепости или же докажете нам по Евангелию, что мы должны быть крепостными».
Вот еще:

«… до сих пор было в обычае, что деревенский человек не был вправе ловить дичь, птицу или рыбу в текучей воде… когда Господь Бог сотворил человека, он дал ему власть над всеми зверями, над птицею в воздухе и над рыбою в воде. Посему наше желание таково: если кто имеет воду и может доказать достаточными письменными документами, что воду он купил с ведома крестьян, то мы не желаем брать ее у него силой, … а кто не может предоставить достаточного доказательства, тот должен подобающим образом дать в пользование общине».

То есть идет прямая ссылка на библейский текст о сотворении человека. Нигде в Библии не написано, что только дворяне владеют водой и землей, ими владеет человек вообще, поэтому крестьяне требуют наделить их такими же правами, они настолько же люди, как и дворяне, либо докажите обратное с помощью Библии.

Немецкие крестьяне прочитали Библию на своем родном языке уже в 16 веке, русские крестьяне, к сожалению, прочитали её ближе к концу 19 века – первая полная русская Библия вышла в 1876 году. До революции оставалось около 50 лет, возможно, если бы прошло больше, то и революция была бы немного другой, или бы ее вовсе не произошло. Соответственно поэтому любой крестьянский бунт до того времени опирался совершенно на другие аргументы, не на библейские. А в Германии скоро уже 500 лет, как простой крестьянин сам читает Библию и делает из нее вывод, что у него, оказывается, есть достоинство.
В Книге Бытия сказано, что Бог сотворил человека, образ Свой, мужчину и женщину. Поэтому человечество едино. Оно совокупно с самого начала, и оно с самого начала образ Божий. И вместе с тем человечество сложно устроено. Ни французская, ни американская Декларация прав человека не говорит о том, что мужчина и женщина равны, до 20 века эта мысль никому не приходила в голову. А в книге Бытия это уже было – в обществе, которое было очень далеко от практического равенства мужчины и женщины. Но сущностно они были равны, потому что они одинаково входят в это сотворенное человечество. Кроме того, их достоинство в Книге Бытия прописано в том, что они должны покорять и заселять землю, господствовать над рыбами, птицами, получать всё, что произрастает на земле – это их, они цари этого мира. Такое положение было изначально, поэтому немецкие крестьяне в 16 веке об этом и вспомнили.

В Ветхом Завете мы видим очень много вещей, которые сегодня несовместимы с человеческим достоинством. Смертная казнь, в том числе, например, за прелюбодеяние, физические наказания. Но если мы сравним Ветхий Завет с тем, что было до него, мы увидим, в чем разница. По закону Хаммурапи, по Вавилонским законам, более древним, человек был некоторой хозяйственной единицей. Например, по закону Хаммурапи, если кто-то убил чужую дочь, то надо в ответ убить дочь этого человека. Потому что дочь – это имущество, ценный актив. Если у вас отобрали ценный актив, то надо, конечно, возместить или, по крайней мере, наказать обидчика, отобрав у него такой же ценный актив.

В Библии, в Исходе, говорится:
«всякий, кто ударит человека так, что тот умрет, должен быть предан смерти». Наказание за смерть – это смерть. Правда, тут оговаривается, что если убийство было непредумышленным, тут есть некоторые способы для невольного убийцы получить убежище и таким образом прервать эту череду кровной мести, когда без конца кто-то кого-то убивает. И в Библии не делается различия: кто это – крестьянин или знатный человек. Рабство есть, но это отдельная большая тема.
В Ветхом Завете закладывается основание того, что человек есть образ Божий, он призван быть царем этого мира, его жизнь священна, а человечество едино. Кстати, в культуре многих народов есть понятие «настоящих людей». Например, чукчи называют себя лыгъоравэтлян – «настоящий человек». Есть настоящие, а есть все остальные. В Библии же изначально говорится, что все люди – одна семья, и что человек – это тот, кто обладает очень высоким достоинством по определению. Но в христианской традиции, в Новом Завете, добавляется одна очень важная идея.

В «Послании к колоссянам» сказано:
«Не лгите друг другу, избавьтесь от прежней сущности со свойственными ей делами и облекитесь в новую, которая несет на себе образ Создателя и постоянно обновляется, познавая Его. Для нее нет ни эллина, ни иудея, ни обрезанного или необрезанного, ни варвара или скифа, ни раба или свободного, но всё и во всех – Христос».
Можно прочитать этот текст как текст сугубо религиозный, о том, что люди должны принять веру во Христа, и эта вера стирает различия между ними. Но можно его прочитать и как очень серьезный проект нового человечества, проистекающий из его изначального достоинства. Что только человек, причем человечество во всем своем единстве и одновременно человек во всем своем многообразии наций и социальных слоёв является некой высшей ценностью – «везде и во всех Христос».

Крайне трудно найти подобные декларации о человеке и человечестве в исламе, в буддизме или в конфуцианстве, при всем моем уважении к этим религиозным традициям. В дальнейшем, включая наше время, и христианская, и иудейская традиции периодически от этого положения отходили, выискивали в библейских текстах оправдания для того же рабства, эксплуатации, для подавления инакомыслия. Это является, на мой взгляд, очень грубым нарушением того духа, той сути, которая во всех текстах присутствует изначально.

Христианские страны, а именно протестантские страны, где много читали Библию, первыми заговорили об отмене рабства. Англия была первой страной, которая глобально запретила рабство, любое работорговое судно, встреченное английским военным кораблем, немедленно подвергалось самым жестоким репрессиям, его команду вешали на реях. Исламская же традиция, равно как и буддистская, и конфуцианская, ничего против рабства не имеют. В христианской традиции на этот счёт есть некая двойственность. С одной стороны, она признает рабство как некий социальный институт, с другой стороны, она изнутри его взрывает. Есть маленький текст «Послание к Филимону», где апостол Павел говорит, что есть рабы и хозяева, но на самом деле это ничего не значит. Цепляясь за это «ничего не значит», в христианском сообществе появляется критическая масса людей, которая говорит: раз так, рабов не должно быть. И они добиваются успеха. Хотя еще недавно рабство существовало, последней страной, которая его отменила в 80-х годах прошлого века, была Мавритания.

Надо понимать, что суть традиционной веры гораздо больше про достоинство, чем про империи, церковные институции, богатую жизнь начальства и все прочее. Нигде в Ветхом и Новом Завете эти ценности не провозглашаются главными, они есть и есть. А вот достоинство человека в Библии провозглашается безусловно.

Источник