12 июня, 2017

Протесты в Москве, или Марш живых мертвецов

Российский протест захлебнулся, так и не начавшись. На фоне изрядной жестокости силовых структур гражданская активность так называемого «населения» опустилась ниже властного плинтуса. По тому, как послушное стадо в два часа дня друг за другом, как бараны, передвигались с проспекта Сахарова на Тверскую, стало очевидно, что Путин победит.

протесты 12 июня alter idea




И даже без особого применения силового или административного ресурса. Просто потому, что этому стаду, называемого российским народом, нужен царь, император, самодержец. И неважно, как его зовут, - Навальный или Путин. Главное – царь, к которому после ухяода последнего «императора» перейдут земли, казенные предприятия и холопы. Единственное, что нужно учитывать, - царствовать нужно мягко и без геополитических понтов, - в современном мире личные амбиции институционально нивелированы. Тогда, при соблюдении всех указанных условий, все получится. И особого сопротивления не будет.



Другое дело – концептуальное понимание нации, которой нет. Российские журналисты, которые вели прямую трансляцию (от блогеров до «Радио Свободы» и «Дождя») пытались выведать у протестующих, что для них означает «12 июня». Как оказалось, ничего, кроме того факта, что этот праздник «придумал Ельцин». Никакой гражданской самоидентификации, никакого видения причин протеста, а тем более – желания добиваться справедливости. Полный некроз индивидуальных прав и свобод, только стадный инстинкт, который блокирует индивидуальные лица и личные мнения.

Фактически россияне пребывают исключительно в физическом пространстве, когда мышечная боль от элементарного правового беспредела полиции и росгвардейев не может достучаться до понимания того, что существует такая штука, как гражданские права и свободы. И что эти штуки стоят того, чтобы их защищать.



Больше того, выход «народных дружинников», тащивших совместно с «ОМОНом» соседей в автозаки,  который раз продемонстрировал, чтофизическое пространство способно заполняться исключительно послушными властями особами, а символическое пространство, из которого, по идее, должны произрастать права и свободы человека, оказывается частью пространства физического, только существующее в телевизоре. Полная блокировка рациональности и рефлексии на социальную действительность.

Поразительно, что даже участники митинга открещивались от его проведения: «мы тут гуляли». Мы здесь ни при чем, это другие. Коллективное бессознательное и то вывернуто наизнанку: каждый сам за себе, но в то же время мы как все, как «народ», - без смыслов, будущего и покоряясь воле нового вождя.

Это не митинг, это приговор народу, которого нет. Население, - что с него возьмешь?